Пираты, программы, патенты…

Пираты, программы, патенты...

Неустранимое противоречие капитализма состоит в том, что погоня за прибылью заставляет развивать технику. Но именно это развитие углубляет несоответствие между производительными силами
И производственными отношениями, порождает уродливые социальные явления и приближает крах частнособственнического общества. Бурное развитие вычислительной техники на западе создает проблемы, в которых наглядно проявляются внутренние противоречия строя.

По-английски «пират» это не только пират, но может быть также и нарушитель авторского или патентного права. Нынешние пираты, специализирующиеся на краже интеллектуальной собственности, наводят не меньший страх на свои жертвы, а размеры награбленного ими и не снились кровожадным корсарам морей прошлых веков. К примеру, западные фирмы звукозаписи из-за этого ежегодно недопродают пластинок на семьсот—восемьсот миллионов долларов. Несколько меньше пока теряет кинобизнес — видеомагнитофоны еще не столь распространены, как магнитофоны.

Однако на магнитную ленту и диски можно записывать и продавать не только шлягеры и детективные фильмы, но и программы компьютеров.

…Скоро сорок лет как заработали первые универсальные ЭВМ. Но статьи о том, что программы ЭВМ надо как-то защищать (например, патентами), появились только лет через двадцать. Да и немного их было до начала восьмидесятых. И вот — как прорвало. Западная печать в последнее время буквально вопит о пиратстве в этой области.

Первые ЭВМ были баснословно дороги, их было мало. Использовались они только военными и немногими учеными. Производили их одна-две корпорации. Главную часть расходов составляла стоимость самой машины, «железок». Стоимость же программ была ничтожно малой. Что тут и от кого защищать?

Шло время, место электронных вакуумных ламп в компьютерах заняли транзисторы. Машины подешевели, стали использоваться для экономических расчетов, их количество резко увеличилось. Выросла и доля стоимости программного обеспечения в цене ЭВМ. Тогда-то и появились первые статьи, обсуждающие проблемы защиты (правовой и технической) программ ЭВМ — программы превратились в товар. Правда, пока еще не очень прибыльный.

Затем на место транзисторов пришли так называемые чипы — кремниевые кристаллы размером с почтовую марку, каждый из которых эквивалентен электронной схеме, состоящей из многих тысяч транзисторов, сопротивлений, конденсаторов… Эти кристаллы произвели революцию б производстве компьютеров. Если бы авиационная техника за последние четверть века развивалась так же быстро, реактивный лайнер стоил бы сегодня 500 долларов, облетал бы земной шар за 20 минут расходуя менее двадцати литров горючего.

Используя чипы, начали производить очень маленькие и очень дешевые персональные ЭВМ (не путать с микрокалькуляторами!). За 500—2 000 долларов можно купить компьютер, примерно равный по своим возможностям большим ЭВМ, которые в начале шестидесятых годов доступны были только крупным предприятиям. По оценкам специалистов, к двухтысячному году в пользовании будет находиться примерно восемьдесят миллионов персональных ЭВМ. Компьютер же без программного обеспечения — не более чем лакированная коробочка. Кроме того, доля стоимости программного обеспечения в цене ЭВМ уже превысила долю «железа». Поэтому ясна первая причина взрыва интереса к защите программ — возник обширный и все увеличивающийся рынок, где их можно продавать с высокой прибылью. В 1983 году стоимость только программного обеспечения электронных игр (не самого крупного и не самого важного) была равна примерно двум миллиардам долларов. Вторая причина в многочисленности поставщиков этого рынка. Только компаний, производящих компьютеры, в 1982 году было более сотни. Число мелких фирм и отдельных независимых программистов, поставляющих программы компаниям — производителям ЭВМ и непосредственно на продажу, просто не поддается учету. Благодаря все тем же персональным компьютерам писать и отлаживать программы (что практически невыполнимо без ЭВМ) стало возможно прямо на дому. Соответственно проще стало и красть.

Кто же такие современные пираты от программирования? Строго говоря, пиратом является любой программист. Каждый хотя бы раз в жизни использовал без разрешения и платы чужую программу. «Грабят» производителей программ и подростки. Появляются в западных газетах интервью со старшеклассниками, похваляющимися тем, как много они «насобирали» таким образом программ электронных игр — кто на двадцать тысяч долларов, а кто и на пятьдесят. Это стало неким знаком доблести. Заметим, что одна такая программа стоит 10—50 долларов. Но хоть цифры и велики, производители программ с этой стороны большой для себя угрозы не видят. А вот что действительно опасно, так это пиратство с коммерческими целями, где используется seo раскрутка сайта, на котором выкладывается программа. Некто присваивает чужую программу и продает ее в большом количестве копий как свою собственную по цене, меньше исходной. Двойной урон: и покупатели отбиваются, и цены сбиваются. Крупные пираты действуют просто и нахраписто. Одна фирма по производству компьютеров или программного обеспечения берет продукцию соседней, ставит на нее свой фирменный знак и открыто, не таясь, начинает ею торговать; большого, например, шуму наделал судебный процесс фирмы «Диджитал рисерч энд микропро интернешнл» против фирмы «Цэйта эквипмент корпорейшн», средь бела дня присвоившей в большом количестве популярную продукцию первой.

Как же предлагается защищаться от пиратства? Производители программ, по свидетельству журнала «Компьютерз-83», прибегают к юридической защите редко и робко, больше надеясь на средства технические. Некоторые полагают, что это единственный реальный путь решения проблемы. Мол, если невозможно будет украсть, то не будет важно и качество законов, карающих за кражу. И защитная техника разрабатывается активно. Доходят в этом порой до абсурда. Например, прилагают множество усилий, чтобы сделать невозможным считывание — и кражу — программ с устройств для долговременного хранения. Но ведь при работе программа все равно окажется в оперативной памяти ЭВМ и будет доступна потенциальным пиратам.

Единственным эффективным техническим средством, возможно, окажется лишь свое образное шифрование программ. В компьютер встраиваются дополнительные компоненты, присваивающие ему, условно говоря, уникальный номер. А в программу добавляются специальные команды -«пароли», для опознания «своей» ЭВМ. Но все это ведет к усложнению и удорожанию компьютеров, на что фирмы-производители идут неохотно, ибо это уменьшает конкурентоспособность как раз тогда, когда на рынке появляются все новые и новые поставщики.

Ну а какие возможности для защиты предоставляет производителям программ буржуазное законодательство? На первый взгляд выбор богатый. Можно воспользоваться нормами договорного права и охраны производственных секретов. Можно пытаться защищать свои разработки патентами. Есть и авторское право, но… С производственными секретами проблема в том, что их владелец попадает в полную зависимость от лиц и организации, которым он их передал. И если тайное — вольно или невольно — стало явным, владелец может подать в суд на виновника утечки информации, но тайну и связанные с обладанием ею прибыли он уже не возвратит. Ну а программы продаются в настоящее время большими тиражами, и где уж тут уследить, через кого из пользователей уплыл секрет.

Сомнительна и польза патентов. С одной стороны, владелец американского, скажем, патента получает монопольное право на семнадцать лет, что с лихвой перекрывает срок жизни большинства программ ЭВМ. Но с другой — суд при возникновении конфликта из-за нарушения этой монополии зачастую не признает патент действительным. Да и такой, обладающий неопределенной силой, патент получать приходился чаще всего слишком долго.