Пираты, программы, патенты…Часть 2

Пираты, программы, патенты...

Вопрос о патентоспособности программного обеспечения ЭВМ не имеет однозначного решения ни в одной капиталистической стране. Патентные ведомства и верховные суды (куда попадают спорные случаи) принимают по таким делам самые разные постановления. Скажем, верховный суд США начиная с 1968 года относил программы к алгоритмам, которые не обладают полезностью сами по себе. А наличие этого признака является, как известно, одним из необходимых условий патентоспособности. Однако затем позиция верховного суда США изменилась и, безусловно, патентоспособными стали по крайней мере комбинации программного обеспечения с каким-либо промышленным способом или машиной (разумеется, при наличии новизны и неочевидности). Более того, как сообщается в журнале «Компьютерз энд пипл», 26 мая 1981 года был выдан патент США № 4270182 на «чистую» программу ЭВМ, а точнее сказать, даже на алгоритм.

В ФРГ, напротив, отношение к патентованию программ вначале было благосклонным, а затем стало отрицательным. И даже патентоспособность комбинации программы с техническим решением обусловливается нетривиальностью именно последнего. Например, не был признан изобретением управляемый ЭВМ способ разделения поступающего с прокатного стана прута на отрезки определенной длины, поскольку новизна заключалась только в исчислении требуемой длины отрезков, а способы разделения и отбраковки продукта были традиционными.

Канадские власти в этом вопросе занимают аналогичную, довольно жесткую позицию, тогда как в Великобритании — более либеральную: так, здесь был признан изобретением заявленный фирмой «ИБМ» способ обработки данных в ЭВМ (то есть программа), поскольку он связан с использованием компьютера по новому способу. В решении было сказано «Новая изобретательская идея может быть патентоспособной, если изобретение может быть воплощено в машине или способе производства».

Есть, однако, специалисты, которые считают спор о патентоспособности программ пустым. Допустим, говорят они, что завтра без труда можно будет получить патент на программу. Но для этого необходимо опубликовать ее описание! Какой же производитель программ на это пойдет?

Многие полагают, что лучшим средством правовой защиты является авторское право. Предполагается резко ужесточить наказания за нарушения авторских прав в программировании — увеличить штраф, взимаемым за каждую неразрешенную копию программы, с обычных 250 долларов до двухсот пятидесяти тысяч (!), да добавить к этому еще и пять лет тюрьмы.

Может показаться, что теперь-то уж все будет в порядке, но.. Авторское право запрещает только копирование в буквальном смысле слова.

Пиратство подобно гидре будет возрождаться до тех пор, пока прибыльной будет продажа ворованного по ценам, ниже существующих. В производстве игрушек например, такое возможно лишь с привлечением сверх дешевой рабочей силы жителей Гонконга или Тайваня. А при дороговизне программного обеспечения и дешевизне и доступности персональных компьютеров, с помощью которых едва ли не всякий может бесконтрольно копировать и размножать чужие программы, нет нужды отправляться в Юго-Восточную Азию. По оценке одного американского специалиста, снятие первой копии с программы, стоящей сорок долларов, обходится пирату долларов в двадцать. На этом его расходы заканчиваются, и прибыль от продажи последующих копий будет в точности равна цене, по которой он станет их продавать. Велик соблазн.

Но может быть программисты, пользуясь тем, что их остро не хватает (а эта нехватка все время растет, обещая, по оценкам, к 1990 году превышение спроса над предложением в три раза!), назначают непомерно высокие цены? Да нет, доводы, которыми они обосновывают цены на свой весьма, надо сказать, трудоемкий товар, логичны с буржуазной точки зрения. Вот эта аргументация в образном изложении журнала «Инфоуорлд»: «С помощью моей лопаты один человек копает за десятерых. Купите одну такую, и вы сэкономите жалованье девяти работников. И раз уж я предлагаю такое прекрасное решение дорогостоящей и хлопотной проблемы, то абсолютно справедливо будет запросить за лопату сумму, равную четырем годовым жалованьям землекопов,— отличная для нас обоих будет сделка». Короче говоря, по мнению «Инфоуорлд», программное обеспечение так же повышает производительность труда, как внедрение лопаты там, где умеют копать только детским совочком. А за это положено платить..

На подходе и другие проблемы. Сообщают, например, что в Стэнфордском университете разработана система «ЛИБРА», являющаяся первой относительно успешной попыткой создания средств для автоматического написания программ ЭВМ. Но вот вопрос: кого считать автором, кому начислять гонорар? Британские специалисты по авторскому праву склоняются к признанию автором программиста (а если программа и сама есть результат действия другой программы?). Американские же юристы, указывая на то, что результат работы программы предсказуем далеко не всегда, полагают, что автором следует признавать либо оператора, запустившего программу на счет, либо владельца ЭВМ.

Впрочем, давно уже замечено, что программа авторских прав в программировании, какой бы экзотичной она ни казалась, есть лишь частный случай более общей проблемы. В самом деле, чем неразрешенное копирование программ в принципе отличается от записи музыки со стереопластинки на кассету домашнего магнитофона? А если не отличается, то не противозаконно ли пользование магнитофоном? Не противозаконна ли запись телевизионной программы на личный видеомагнитофон? А использование фотоаппарата? И с какого момента все это становится наказуемым преступлением?

На наших глазах дешевели, становясь массовой продукцией, фотоаппараты и магнитофоны, видеомагнитофоны и компьютеры . В русле той же неостановимо развивающейся технологии находится и производство универсальных роботов. Неизбежен день, когда в личном пользовании окажутся и они, способные скопировать и размножить уже что угодно, любой товар. Что тогда-то будет?..

Легко, однако, понять, что все эти головоломные проблемы имеют своей главной причиной отнюдь не бурный прогресс техники, а само существо капиталистического товарного производства. Робототехника вызывает массовые увольнения, плодит новые миллионы обездоленных, грозит катастрофическими социальными взрывами. С помощью компьютеров устанавливается буквально посекундный надзор за теми, кто еще не уволен.

Стремление монополизировать выгоды от использования любой научно-технической новинки приводит к появлению на рынке десятков очень сходных по возможностям марок компьютеров, аппаратное и программное обеспечение которых тем не менее не стыкуются. Бесцельно транжирятся в многократном дублировании интеллектуальные и материальные ресурсы общества. Зато собственники получают свою «законную» прибыль. Разбухает и без того гипертрофированный юридический аппарат призванный эту прибыль — не бесплатно! — защищать, а прибыль соседа присваивать. Когда это не удается сделать легально, могут просто взять. Потому-то воровали, воруют и будут воровать. А потери от краж и затраты на защиту от них оплачиваются потребителем, обществом в целом.

Так что при всей своей внешней новизне проблемы «компьютеризации», по существу, не новы, а есть лишь очередной и один из последних витков развития противоречий между изменяющимися в ходе НТР производительными силами и зажившимися буржуазными производственными отношениями.

Для упаковки вашей продукции лучше всего подходят полиэтеленовые пакеты. Компания Орел открыла производство пакетов по выгодным ценам и высоким качеством. Рекомендуем вам заказывать на их сайте.