Никогда не говори никогда

Хороший звук может заставить по-новому взглянуть на музыку. Даже если вы ее уже слышали добрую сотню раз, или вообще не собирались слушать никогда.
Что может быть интересного в очередной записи «Времен года» - самого раскрученного произведения в истории академической музыки? А вот ведь может. Дело в том, что Польский камерный филармонический оркестр и солиста, немца Даниеля Геде, что играют «Времена года» на этой пластинке, записывал Андреас Шпреер - звукорежиссер, инженер и продюсер немецкого лейбла ТАСЕТ. В среде аудиофилов релизы этой фирмы пользуются заслуженной популярностью, поскольку запись, сведение и выпуск пластинок Шпреер осуществляет исключительно аналоговым способом, и более того - с использованием исключительно ламповой техники.
В частности, эта запись Вивальди сделана с помощью аутентичного микрофона Neumann M49 образца 1949 года. Далее сигнал проходил по специально построенному ламповому усилительному тракту на ламповый же микшер и прямиком на ленту. Запись велась на магнитофон Telefunken M10 - легендарный аппарат, привлекший инженеров ТАСЕТ тем, что дает полноценное качество записи, приемлемое сегодня. Он построен еще в 50-х, то есть в эпоху царствования ламповой техники, и этот магнитофон был одним из последних аппаратов, созданных именно в такой идеологии. Матрицу для пластинки нарезают с помощью усилителей Telefunken и Ortofon, записывающей головки Ortofon, и на станке, опять-таки, Neumann VMS 74. Причем вся техника не только старая сама по себе, но еще и отреставрирована с использованием аутентичных деталей, то есть это не просто отремонтированные аппараты, а именно отреставрированные. Даже лампы стараются применять винтажные, насколько это возможно.
Что получается в результате? Звук у пластинок ТАСЕТ очень своеобразный. Сам Андрее Шпреер пишет, что для полноты картины, его записи и слушать нужно на полностью ламповом тракте. Но и на транзисторной технике этот звук сразу заявляет о себе, как будто ламповый корректор поставил. Все становится жирнее, сочнее и мягче. На мой слух, даже атака на этих записях несколько скрадывается из-за «сплошной лампы», впрочем, это зависит от каждого конкретного релиза. Звучание пластинок ТАСЕТ заметно разнится, в зависимсти того, на каком оборудовании произведена запись - техники у них в коллекции довольно много. Изучать эти эксперименты в звукозаписи и сравнивать результаты - тоже весьма увлекательное занятие. Когда я включил эту пластинку в первый раз, то был крайне удивлен. Kooks, откровенно говоря, типичная английская поп-рок группа, не претендующая ни на культовый статус, ни на новаторство в музыке. Это милые мальчики с гитарами, которые поют лирические песенки сладкими голосами, и ничуть не отклоняются в сторону от давно выбранного, и многими уже пройденного маршрута к небаснословным, но верным доходам и сердцам несимпатичных, но романтичных поклонниц.
То есть, меньше всего я ожидал, что эту пластинку мне будет интересно слушать. Дело в том, что каждый, кто сталкивался с релизами молодых рок-групп на виниле, знает - хорошего звука там не найти. Молодежь выпускает пластинки, потому что им нравятся большие картонные конверты, а то, что фонограмма сведена целиком на МакБуке, и записана на него же, посредством недорогой аудиокарты в подвале у соседа - это уже никого не волнует.
Однако с новой пластинкой Kooks вышла совсем другая история. За ребятами стоит вся продюсерская мощь EMI, и звучать плохо им просто не позволяют: записывали альбом на студии Sarnn в Ноттинг Хилле - это, скажем так, чертовски приятное место, где в перерывах между сессиями можно выйти на милую террасу и полюбоваться крышами самого дорогого района Лондона. В качестве контрольных, используют мониторы Аллена Сайдза, а для ценителей древностей есть специальная «Четвертая студия» с винтажной аппаратурой. Узнав эти подробности, я начал понимать, почему эта пластинка звучит так неплохо. Впрочем, оказалось, что и тут не обошлось без подвала. Премилую песню Petulia ребята записывали в амбаре на ферме, недалеко от Перуджи в Италии. Однако и она не выпадает из общего аудиоконтекста этого релиза, и в этом заслуга того, кто занимался сведением альбома и собственно мастером для выпуска винила. А это был ни кто иной, как сам Боб Людвиг - великий и ужасный. Легче перечислить тех немногих великих музыкантов, с которыми этот человек дела не имел. Сегодня он работает в собственной студии в Портленде, и как главный из ныне живущих спецов по виниловому мастерингу, готовит к выпуску релизы лучших музыкантов. Думаю, именно ему мы и должны сказать спасибо за звук этой пластинки - живой, подробный, легкий и прозрачный, такой притягательный, что даже несовершенство музыкального материала остается незамеченным. Ведь как славно звучат здесь гитары…

 
Adblock detector