LP: первопрессы, допечатки, перевыпуски, новоделы

В этой статье я делюсь своим опытом собирателя грампластинок, человека, занимавшегося ремастерингом и работавшего со студией звукозаписи «Мелодия» в Москве и ее филиалом в Ленинграде в эпоху массового производства винила в СССР.
Начну с того, что виниловые грампластинки, также известные как долгоиграющие (Long playing, сокр. LP), интересуют людей с разным менталитетом: меломанов (ценителей музыкального исполнения), любителей качественного звучания записи (аудиофилов) и коллекционеров.
Для коллекционера значение в первую очередь имеет историческая ценность грампластинки: уникальные издания, бутлеги (в сущности, пиратская продукция), образцы с собственной историей (так называемым провенансом), оттиски с различными внешними отличительными признаками… К редким изданиям можно отнести и так называемые первопрессы (first pressing).
Для коллекционера первопресс — это небольшая часть тиража грампластинки, обычно первые 1000 экземпляров, которые имеют целый ряд малозаметных внешних отличий от последующих изданий — в надписях, шрифтах, оформлении и т. д. На аукционах первопрессы выпуска 1950-х продаются в 3-5 раз дороже дисков из последующих допечаток.
Меломаны не очень разборчивы, хотя и предпочитают LP компакт-дискам.
Собиратели LP из числа аудиофилов ценят в грампластинках волшебство звучания. Они тоже предпочитают первопрессы, так как убеждены, что те звучат лучше пластинок из последующих тиражей, и, как оказалось, эта позиция имеет под собой веские основания.
Давайте рассмотрим, как организован процесс тиражирования LP. Главное новшество, которое отличало производство LP от производства пластинок на 78 об/мин, — это применение промежуточной записи на магнитофон перед нарезанием лакового диска. Магнитную запись называют мастер-лентой. Она позволяла редактировать фонограмму и выпускать грампластинки неограниченными тиражами, правда, как выяснилось позже, с неодинаковым качеством звучания у оттисков из разных тиражей. Чтобы понять, почему такое могло случиться, разберем технологию производства LP, начиная с лакового диска.
В ходе сложных гальванопластических операций перенесенная с мастер-ленты на лаковый диск фонограмма преобразовывалась в один (или два) никелевый оригинал (негатива). С них уже можно было бы штамповать грампластинки, но, поскольку их было мало, они использовались для изготовления — тоже гальваническим способом — так называемых вторых никелевых оригиналов (позитивов) в количестве от 8 до 10 шт. Далее с каждого второго оригинала делали примерно 40-50 никелевых матриц, которые и предназначались для изготовления грампластинок — в количестве до 350 000 штук (в среднем не более 900 оттисков от каждой матрицы). Ограниченное количество оттисков обусловлено износом матриц в результате их многократного нагрева и охлаждения во время прессования грампластинок.
В большинстве случаев указанного выше количества оттисков хватало, однако в Европе и Америке записи многих музыкальных групп, популярных певцов и даже инструменталистов расходились тиражами более миллиона экземпляров, поэтому грампластинки приходилось допечатывать. Для этого при помощи той же мастер-ленты нарезался еще один (или даже не один) лаковый диск, и затем процесс размножения оригиналов и матриц возобновлялся. Печать LP с использованием повторно изготовленных матриц называется допечаткой тиража. Допечатанные грампластинки могут звучать не хуже первых оттисков, если допечатка сделана спустя небольшое время после первого цикла. Хотя допечатанные пластинки выходили в свет с такой же обложкой и с тем же каталожным номером, оттиски из первого тиража всегда ценились выше, так как были чистокровными родственниками оригинала, матричный номер которого вместе с датой выпуска этого тиража обычно указывают в дискографии артиста. Если допечатанный тираж сделан следом за первым, он может иметь тот же матричный номер, что и первый, но с индексом, который указывает на тиражирование с использованием дубликата оригинала.