Испытания и провокации

perreaux_ 03

Когда в руки попадает столь навороченный и нафаршированный аппарат, появляется желание не просто его испытать, а как следует помучить, испробовав как можно больше того, что доступно. Поэтому усилитель подключался к цифровому источнику (CD-проигрыватель) тремя способами: через небалансные входы, через балансные и по цифровому интерфейсу S/PDIF, благо с переключением входов на лету при столь удобном управлении проблем не было. Кроме того, помимо колонок PMC ОВ-1 к нему подсоединялась еще и пара Davis Acoustics Cesar Vintage, чтобы по возможности полнее выделить присущие именно Eloquence качества на фоне характерного почерка той или иной акустики. Единственное, до чего не дошли руки, — порт USB, однако можно с уверенностью утверждать, что и того, что было сделано, вполне достаточно для достоверной аттестации модели.
Надо сказать, что и при наличии нетронутых пытливым пользователем заводских настроек усилитель весьма удобен, и особо радует ощущение комфорта, когда при переключении входов громкость падает на 40 дБ, а затем быстро, но плавно возвращается к первоначальному уровню.
При всем (и немалом) различии звуковой индивидуальности колонок РМС и Davis Acoustics нам удалось четко проследить вклад усилителя в общее дело: он явно диктовал АС свои правила звуковой игры, а не просто отдавал усиленный сигнал на откуп электроакустическому преобразователю в попытке переложить на него ответственность за конечный результат. В самом начале упоминалось о ламповом характере полевиков. Действительно, в звучании присутствовало нечто отдаленно напоминающее ламповую пластику и вместе с тем (причем не в меньшей, а то и в большей степени) — транзисторная энергетика и напористость, осязаемая плотность звукового поля. В самых разных музыкальных жанрах тракт создавал густую, концентрированную звуковую материю с хорошо выраженной текстурой, масштабностью сцены. Усилитель четко разделял пространственные образы в глубинном и фронтальном измерениях. Иногда, правда, передний фронт сцены подступал слишком близко (ощущение было почти такое же, какое возникает при прослушивании музыки в наушниках), и хотелось слегка увеличить дистанцию до АС.
Во время испытаний на разной музыке не разу не возникло претензий по тональному балансу. Стоит также отметить неплохое, хотя и не выдающееся чувство ритма. В прорисовке нюансов и мелких деталей новозеландец тоже не ударил в грязь лицом.
Однако в этой большущей бочке меда отыскалась крошечная капелька дегтя — что, впрочем, не испортило впечатления, все-таки капелька, а не ложка… Небольшие детали усилитель как бы вытаскивал на чуть более высокий уровень значимости, после чего они становились не такими уж и небольшими. Вроде это и неплохо, тем более что звучание не делалось аналитичным и сохраняло музыкальность и эмоциональный настрой. Тем не менее когда «звуковой подшерсток» чуть приподнимается, это приводит пусть к легкому, но заметному искажению пропорций между музыкальным макро- и микромиром. Отдельным записям такое свойство даже пойдет на пользу, но в других может слегка нарушить плавность течения музыкальной мысли и зыбкую внутреннюю гармонию.
При переключении с балансного на небалансный вход звучание насыщенных динамическими пассажами фрагментов становилось чуть менее громоздким, более воздушным и свободным. Примерно то же ощущение, хотя и не на всех фонограммах, возникало и при переходе на цифровой вход при включенном апсемплере, но в этом случае эффект не был столь явный и стабильный, в связи с чем разумнее воздержаться от однозначных выводов на уровне «хуже — лучше». Опять же, как и при манипуляциях с колонками, характер звучания оставался тем же, менялись же лишь неявные оттенки, да и то в весьма небольших пределах. Никакие провокации не смогли заставить усилитель сменить тон и хоть в чем-то дать слабину.
Ко всему сказанному добавим лишь одно: чуть побольше деликатности (даже за счет самых мелких деталей) — и усилитель, чье название на редкость точно отражает его личные качества (eloquence переводится как «красноречие»), продвинулся бы еще на один небольшой, но важный шаг к абсолютному реализму живой музыки, к которому стремится лучшая аудиотехника и который никогда не достигается в полной мере.
Контрольный тракт
Акустические системы РМС ОВ-1, Davis Acoustics Cesar Vintage
CD-проигрыватель Bryston BCD-1
Межблочный кабель Analysis Plus Solo Crystal Oval Interconnects
Цифровой кабель KimberKable DV-75BNC
Акустические кабели Analysis Solo Crystal Oval 8
Вывод
Бесспорно, выдающийся пример современного подхода к созданию универсальных, функционально насыщенных аудиокомпонентов, в которых ничто ничему не приносится в жертву. Звуковой стиль Eloquence 150i с характерной для него энергетикой и информативностью наверняка найдет гораздо больше приверженцев, нежели противников. Вполне возможно, что свои лучшие качества усилитель раскроет с акустическими системами относительно невысокой чувствительности.
Измерения
Неравномерность АЧХ в полосе звуковых частот у усилителя Регreaux 150i не превышает 0,07 дБ. Тенденция спада графика в надтональной области позволяет определять ширину полосы пропускания сигнала не менее чем в 100 кГц. Аппарат способен без снижения качества работать с широким номиналом нагрузок. По графикам (для 8,4 и 2 Ом/1 кГц) видно, что уровень нелинейных искажений не превышает 0,01% во всем интервале рабочих мощностей. Это значение сохраняется и для других частот звукового диапазона. Максимальная выходная мощность для 8 Ом, фиксируемая при 0,7% КНИ, составляет 255 Вт. Коэффициент демпфирования для указанного номинала балласта равен 540 ед. Уровень ослабления между каналами — более 80 дБ. Отношение сигнал/шум не менее 100 дБ А.